Поездка в Лех(Австрия)-2003 или Стою на асфальте я в лыжи обутый

Часть первая – до

Предыстория
Все началось несколько месяцев назад, с того, что Грина объявил набор в очередную ежегодную поездку “Russian Israeli Ski Club” на горнолыжный курорт. Недолго думая, я решил присоединиться к асам и подвергнуть свою безбашенность достойному испытанию. Таким образом, 22 января толпа жыдов в количестве более 15, но несколько менее 20 человек и включающая меня вылетела в бюргерские Альпы покорять заснеженные склоны.

Тель-Авив – Мюнхен
В полупустом самолете я не растерялся и оккупировал целый ряд кресел, в котором и благополучно проспал с кормежки и до самого прилета. Выяснилось, что в Мюнхене жыдов сгружают в специальном терминале, который находится в значительном отдалении от здания аэропорта. В общем, с вещами на выход, под охраной голубоглазых немцев с автоматами и собаками. Не для слабонервных.

Мюнхен – Инсбрук
Прокатная машина оказалась удивительно вместительной, но сидеть в ней было ужасно неудобно. Решили заехать в Инсбрук, чтобы ознакомиться с тамошним ассортиментом горнолыжных аксессуаров. Ассортимент оказался неплохим, но цены – убийственными. Не купил ничего, угрохали полдня. Ужасно хотелось жрать. Зашли в австрийский народный кабак, где меня накормили австрийским народным шницелем и напоили австрийским народным пивом. Я мужественно перенес это мучение и мы поехали на запад, в Альпы.

Инсбрук – Лех
Дорога очень красива. Довольно скоро стали появляться заснеженные горные вершины. Стемнело. Проехали Сан-Антон и еще какую-то деревушку, остановились, промучились полчаса, устанавливая цепи – иначе машина ехать отказывалась. Наконец, часов в семь вечера приехали в Лех.

Лех
Лех – это маленькая живописная альпийская деревушка, в которой, насколько я понимаю, нет ни одного по-настоящему жилого дома – одни гостиницы и “пансионы”. Все, что находится в Лехе, так или иначе связано с горными лыжами. Большинство участников нашей группы жили в “апартаментах” – 2-3-комнатных квартирах с салоном, кухней (холодильник, посудомоечная машина) и телевизором. Отдельного упоминания достойна замечательная пуховая перина. Век не забуду.

Часть вторая – во время

Лыжи напрокат
В горных лыжах я – полный чайник. До поездки я катался на горных лыжах дня четыре, из которых три – на Хермоне. В лыжном прокате “Шторльц” профессионалы из нашей группы долго разбирались с прокатчиками, используя всякие мудренные и непонятные мне термины типа “гибкость”, “продавит-не продавит”, “канты” и щеголяя знакомством с линейками фирм “Атомик”, “Саломон” и еще всяких других фирм, о которых я и слыхом не слыхивал. Я быстро признался в том, что я – лох, и мне подобрали мягкие лыжи неизвестной мне фирмы “К2” и ботинки тоже какой-то неизвестной мне фирмы. Оборудование мне понравилось и отлично себя проявило.

Погода
С погодой нам не повезло – большую часть времени погода была не ахти. Практически целыми днями валил снег. Из 10 дней солнечных было только два. Один день была оттепель, пошел дождь и многие решили не кататься. Туманы и метели были нашими постоянными спутниками. Зато снега было предостаточно.

Катание
Довольно быстро наша толпа разбилась на небольшие группы. Выделялись три – “старшая” группа (асы-профессионалы), “средняя” (с небольшим опытом катания, к которой принадлежал и я) и “младшая” (те, кто встали на горные лыжи впервые). Поначалу участники старшей группы носились, как угорелые, по склонам Леха (основные трассы – синие 34, 43, 35, красные – 45 и 50), но через день-два им это наскучило, и они стали ездить в соседние Цурс и Сан-Антон. Участники средней группы (Миша Маргулис, Любочка, Саша и я) не торопились, предпочитая не очень быстрое катание по сложным красным трассам, за что и получила кодовое название “Русский Экстрим”. Поначалу красные трассы меня пугали, но один спуск по “красному ромбу с черной окаемкой” со старшей группой быстро излечил все мои страхи. За 10 дней мы обкатали практически все трассы Леха и Цурса, и многие – Сан-Антона и близлежащих деревушек.

Травмы
Кувырок через голову. Полтора оборота. Еще один. Два оборота лыжами вперед. Хрустнуло плечо. Палкой в глаз. Лобовое столкновение с другим “лыжником”. Падение носом вперед на обледеневший склон. Палкой в жопу. Это очень неполный список травм, полученных или нанесенных участниками нашей группы. Веселимся, господа!

Приключения на трассах
Туман консистенции густого киселя. Группа “Русский Экстрим” в гордом одиночестве отважно спускается с вершины горы Триткопф в Цурс по красной трассе номер 7. На очередном спуске мною был замечен лежащий на снегу местный житель с разбитым в кровь лицом, отстегнутыми лыжами и явным сотрясением мозга. Попытки вступить с ним в переговоры большого успеха не имели. В срочном порядке по телефону была вызвана подмога. Доблестные австрийские спасатели прибыли через полчаса (!) За это время фриц успел подняться и надеть лыжи. На большее его не хватило – сотрясение мозга это вам не хрен собачий. Перевести пострадавшего в горизонтальное положение не удалось – на попытки вступить с ним в контакт тот лишь кивал головой и глупо улыбался. Даже спасибо не сказал. Зря спасали. После этого приключения мы стали называть нашу “среднюю” группу “Russian Rescue Team”.

А оно того стОит?
Нестись вниз по заснеженному склону с сумасшедшей скоростью – это ни с чем не сравнимое ощущение. Ни секс, ни наркотики даже рядом не стоят.

Часть третья – атмосферное

301-я комната
В 301-й комнате мы проводили большую часть свободного от катания и сна времени. Там мы столовались и тусовались, причиняя немало неудобств ее обитателям. Каждый вечер – веселье, пьянка и песни под гитару. Репертуар был обширен – от русских народных песен до русского рока. Общим знаменателем были порядком задолбавшие, но тем не менее до сих пор любимые всеми песни “Машины Времени”.

Еда
По непонятной причине моему уже не особо растущему организму постоянно хотелось жрать, чем я с удовольствием и занимался. Завтраки и ужины были общими (собирали общак, покупали в магазине еду и готовили), обедали в кафе на трассах – обычно супом с пивом, т.к. в процессе катания твердая еда совершенно не лезет в глотку. Ресторанная еда меня разочаровала – просто не вкусно. Десерты еще куда ни шло. Дорого. Ну на фиг.

Баня
Первыми баню разведали мы с Сашей. Оказалось, что вечерние водно-парные процедуры замечательно помогают расслабить задубевающие за день катания мышцы ног. Следующим вечером, следуя нашим рекомендациям, в баню повалила вся тусовка. Вели мы себя по-русски раскрепощенно, а Саша к тому же по ошибке запер на улице какую-то немку, вышедшую поваляться в снегу. Немка настойчиво стучала в закрытую на ключ дверь, прозрачно намекая, что ей не помешало бы попасть обратно в баню. Впустили ее не сразу. На следущее же утро все без исключения постояльцы нажаловались на нас хозяину гостиницы. Постояльцы вместе с хозяином гостиницы были безжалостно посланы, и ежевечерние походы в баню по-нашенски продолжились.

Дядя Боря
Дяде Боре 69 лет (!). На горных лыжах катается с 1963 года. Любит виндсерфинг. Недавно продал собственную яхту – села на мель и пришла в негодность. Дядя Боря работает электронщиком. Вместе с ним живут двое его детей, младший из которых – в армии. Экс-жена осталась в Москве. Она младше дяди Бори на 16 лет.
Каждый день мы с дядей Борей выпивали на двоих по ящику хорошего местного пива. Дядя Боря учил меня жизни.
Даже если бы мне не удалось покататься ни минуты, я бы посчитал поездку удавшейся – ведь я познакомился с дядей Борей.
Если я в 50 лет буду как дядя Боря в 69 – буду считать свою жизнь удавшейся.

Часть четвертая – после

Лех-Мюнхен
Доехали быстро, без приключений и эксцессов. По дороге узнали о гибели израильского космонавта. Это здорово подпортило настроение. До Мюнхена добрались часам к девяти вечера.

Мюнхен
Гостиница, заказанная Гриной, оказалась отстойной и вонючей дырой. Ко всему, в моем номере не оказалось полотенца (у других были), и мне пришлось вытираться шарфом. Шарф настойчиво отказывался меня вытирать. Это страшно злило. Потом обитатели соседней комнаты пожертвовали мне одно из своих полотенец, и я быстро повеселел.
Поехали жрать. Долго искали открытый кабак, наконец, нашли – настоящий бюргерский притон. Огромный розовощекий и круглолицый официант предложил на выбор “дог” или “литтл пиг”. “Дог” меня напугал, но на поверку оказался “даком”, т.е. уткой. Ее я и ел. Остальные ели “литтл пиг”, т.е. поросенка. Поддав бюргерского пива, мы дружно запели. Как удивительно звучат “Вставай, страна огромная” и “Нам нужна одна Победа” в Мюнхене, в этой гребаной нацистской цитадели! “Тумбалалайка” и “Ерушалаим шель захав” тоже, впрочем, звучат там очень неплохо. По дороге в гостиницу осматривали первичные половые признаки у конных статуй и громко кричали одиноким влюбленным парочкам “Хальт!”. Парочки прекращали целоваться и испуганно озирались. Мюнхен был повержен.

Мюнхен-Тель-Авив
Вылет задержали на 40 минут из-за нелетной погоды. Посадку тоже задержали. В основном спали. Напоследок грохнули с дядей Борей по 50 грамм водки, запили пивом.
Вот мы и дома.

Тель-Авив
Качать организатора!

Заключение
Самое интересное для меня в жизни – это люди. Уехав с незнакомыми мне людьми, я вернулся с друзьями.
Мероприятие удалось, и это очень здорово.

Be the first to comment

Leave a Reply