Лех-2003

Рассказ Юли о поездке клуба в Лех зимой 2003-го года.
По уже установившейся традиции выезд клуба «RISC» в горы состоялся в конце января. К сентябрю участвовать в поездке выразило желание человек двенадцать, но, когда в баре «Нест» состоялся первый сбор отъезжающих, нас было уже намного больше. Основатель и бессменный председатель «RISCa», Саша Грин, доложил народу, что гостиница уже заказана и билеты на самолёт куплены, собрал с присутствующих деньги и рассказал о курорте, на который отправляется наша шумная и многочисленная компания. В «Несте» присутствовали не только отъезжающие, но и сочувствующие, например, Толик и Инна Алиевы, которые по семейным обстоятельствам – предстоящее как раз в январе рождение ребенка – в горы в этом году поехать не могли. «Ну кто же рожает в сезон?» – укоризненно заметил по этому поводу Лёвушка.

Следующий сбор клуба состоялся уже в январе в «Miкe’s Plaсe», поскольку нестовский «Гиннес» народ не одобрил. Впрочем, майкплейсовское пиво народ не одобрил тоже, к тому же было холодно и шумно, так что в этоп пабе решено было больше не встречатся. И слава богу, что решили, а то не прошло и пол-года, как до этого паба добрался террорист.

Вылетели мы в Мюнхен в шесть утра 22 января, и уже в самолёте Грин достал свою камеру и принялся снимать сонных горнолыжников. Горнолыжники устало отмахивались и норовили послать Грина куда подальше, но ему удалось-таки сделать несколько кадров. С самолётом нам повезло, салон был полупустым, и некоторые счастливчики расположились на ночлег сразу на трёх креслах, так что долетели мы очень неплохо. Мюнхенский аэропорт поразил своими размерами тех, кто там ещё не бывал. От трапа самолёта автобус нас вёз минут десять, а пешком пришлось идти ещё пятнадцать. Но вот наконец все расселись по машинам и отправились на встречу со снежными вершинами. Большинство рашило ехать через Инсбрук – на мир посмотреть и по магазинам походить, в основном спортивным, а одна машина с особо фанатичными горнолыжниками двинула сразу в Лех, поскольку была надежда, что покататься сегодня ещё удастся. Вел Машину Грин, штурманом выбрали Лёвушку, и их беззлобный обмен далеко не всегда цензурными репликами скрашивал дорогу любителям русского языка, сидящим на заднем сиденье. В пути мы ухитрились ни разу не заблудиться, несмотря на озадачивший нас поначалу огромный город «Аусфарт», мимо поворотов на который мы проезжали постоянно первые пол-часа. Потом штурман Лёвушка всё-таки не выдержал и спросил, что это за город такой бесконечный, и получил от всезнающего Грина ответ, что «Аусфарт» – вовсе не город никакой, а порсто обозначение съезда с автобана. «Exit», короче. Больше ничего особо примечательного с нами по пути не случилось, если не считать поразившее меня, как впервые выехавшую в объединенную Европу, полное отсутствие какого либо намека на границу между Германией и Австрией. Ладно, границы нет, но хоть бы табличку повесили – «Австрия», мол, велком. При въезде в любой порядочный город таблички стоят, а тут не город, страна. Денег пожалели прижимистые австрийцы, что ли…

В Лех мы приехали примерно к часу дня, но на трех с половиной улочках городка ухитрились заблудиться, и уже было решили, что гостиницы «Белльвью» здесь просто нет, тем более что о ней никто не знает, даже водители местных автобусов, но наконец-то какой-то добрый самаритянин указал нам нужное направление. Мы быстренько выгрузились, Грин, Лёвушка, Зеэв и дядя Боря поспешили на гору, а я пошла бродить по городу. Погода стояла прекрасная, солнце светило так как ему и положено светить на горнолыжных курортах, но, увы, оказалось, что это единственный солнечный день на много дней вперед.

Вечером подтянулись остальные, разместились по номерам и потом собрались на ужин в номере 203. Готовить на всю ораву вызвался Зеэв, имеющий некоторый опыт по части кормления большого количества народу – в армии он был поваром. Потом все расползлись по каютам – отдыхать после долгого утомительного дня.

Следующий день погодкой не порадовал, окутал нас туманом и засыпал снегом, но энтузиазма нашего не охладил. Народ дружною толпою кинулся брать на прокат лыжи, ботинки и прчее, что кому нужно, а потом все пошли к подъемникам. Тут нам пришлось разделиться – несколько человек с лыжами познакомились впервые, и теперь желали познакомиться с лыжным инструктором, а остальные поднялись на гору. Трассы в Лехе, конечно, выше всяких похвал, по крайней маре, на мой непритязательный вкус, испорченный домбайской юностью. Да и, судя по публике, которая там тусуется, не только на мой вкус. Если находящийся в двадцати километрах Сан-Антон известен всей Европе как молодёжный курорт, то в Лехе собирается публика постарше и покруче. Говорят, покойная принцесса Диана тоже любила там отдыхать. На узеньких горбатых улочках редко встретишь машину классом ниже «Мерседеса», а в местные магазины лучше не заходить – дешевле съездить ещё на один курорт, чем купить там сувенирчик.

Несмотря на туман, первый день катания оказался чуть ли не самым лучшим, поскольку дальше нас ожидали такие сюрпризы, как снег с дождем. Где-то в середине поездки пришлось даже положить лыжи на полку и просто пойти бродить по Сан-Антону – желающих кататься под дождем и по лужам не нашлось. Зато одинажды нам повезло – солнце светило аж целых пол-дня. Основная масса народу на радостях рванула осваивать трассы Сан-Кристофа, и Грину даже удалось снять несколько кадров. Не знаю только, удалось ли ему запечатлеть падение Любочки, которая пролетела кувырком по склону и на встревоженные вопросы типа: «У тебя что-нибудь болит?» отвечала: «Самолюбие».

Любочка, приехавшая на несколько дней позже основной массы отдыхающих, вообще сильно оживила наше общество рассказами из времен своей ранней юности и незабываемой цыганочкой с выходом, которая однажды превратилась в цыганочку с уходом – немного не рассчитав, прелестная танцовщица чуть было не растянулась на полу. Любочка также стала инициатором памятного похода в ресторан в Оберлехе, который закончился, наверное, самой большой битвой снежками за всю историю города. Местное население не пострадало – разве что от поднятого бойцами шума.

А в общем-то, время мы проводили довольно мирно. Грин и Лёвушка отправились искать счастья в Сан-Антоне, и что они там нашли, пусть сами и докладывают, а остальные почти каждый вечер собирались в 203ей комнате, ужинали, делились впечатлениями и играли на гитаре. Гитаристов в компании было немало – Ростик, Зеэв, Таня, но особо отличился Макс, который за несколько дней упорных тренировок сумел освоить песню «В траве сидел кузнечик» и мучил несчастных слушателей несчастным «Кузнечиком», не покладая гитары, ежедневно с восьми утра до двенадцати ночи (с небольшими перерывами на катание и – иногда – сауну).

Из всех прелестей жизни, изведанных нами в Австрии, местная сауна оставила по себе одно из лучших воспоминаний. В сауну у австрийцев принято ходить голышом – что естественно, и мужчинам и женщинам вместе – что стыдливых русских израильтян поначалу напрягало, но потом мы привыкли и вошли во вкус. Бассейна в сауне не имелось, зато имелся снежок на улице, в котором можно было искупаться на глазах у изумленной публики, после чего разлечься в шезлонге и с чувством выполненного долга потягивать пивко.

В последние дни катания почти все наши начинающие стояли на лыжах уже довольно уверенно, за что отдельное спасибо надо сказать Лёвушке, который охотно делился с народом приобретенным ещё в детстве мастерством. Мастерство, надо сказаль, со временем ничуть не испортилось – побить Лёвушкины рекорды скорости никому из нашей компании так и не удалось.

В последний наш день в Лехе погода была самой лучшей за всё время нашего отдыха. Солнце светило так, как будто радовалось нашему отъезду – или наоборот, пыталось заманить в гости и на следующий год. Больше всех хорошей погоде радовался дядя Боря, самый старший член клуба, который из-за плохой погоды почти всё время сидел в номере, а если и выходил кататься, то на самые легкие спуски. С одной стороны, это, конечно, плохо – не получил человек удовольствия, на которое рассчитывал, а с другой – даже и хорошо, поскольку, не накатавшийся вволю шестидевятилетний Борис Константинович, поначалу решивший закончить свою лыжную карьеру в этом году, объявил, что в следующем году обязательно равнёт с народом во Францию.

Возвращались мы вечером через Мюнхен, переночевали в гостинице, откушали в мюнхенском пабе молочного поросёнка, выпили пивка, напугали местное население патриотическими песнями типа «Война народная, священная война…» и «От Курска и Орла война нас довела…» попугали на улицах мирных немцев и, поспав пару часиков, в шесть утра отправились в аэропорт. В зале ожидания, желая оставить Мюнхену по себе как можно более долгую память, народ уселся на пол в кружок и продолжал петь – пока нас не загрузили в самолёт и не отправили на доисторическую родину.

Очередной выезд клуба «RISC» на природу закончился успешно, за что спасибо Саше Грину и всем-всем-всем. Так что присоединяйтесь в следующем году все желающие. Грин, правда, клянется, что в следующий раз больше пятнадцати человек с собой не возьмёт, да кто ж ему поверит!

Be the first to comment

Leave a Reply