Путешествие в Тибет.

Автор выражает искреннюю благодарность Роме (don_eric) и Алене за замечательную компанию, alex__k и breakphreak за помощь в подготовке путешествия, и одолженные “Lonely Planet” и карту Лхассы. Без вас это путешествие не получилось-бы таким замечательным и многогранным.

День первый
Навязчивая реклама грядущей на Китай в следующем году Олимпиады – единственное, чем пекинский аэропорт отличается от своих многочисленных собратьев по всему миру. Отстаиваем очередь на паспортный контроль, положительно оцениваем работу пограничников – китайцы установили электронную систему предоставляющую такую возможность – нужно лишь выбрать рожицу соответствующую уровню нашего удовлетворения (ну или неудовлетворения) уровнем их сервиса.

Выходим на улицу – там душно и влажно, наверное даже хуже чем в Тель-Авиве летом, хотя такое и кажется с трудом возможным. К нам немедленно подходит китаянка в летах, представляется диспетчером, и предлагает такси в город. Рома – знаток местных реалий, интересуется ценой вопроса. Почему-то она оказывается в три – три с половиной раза больше нормальной. Посылаем тетечку лесом, направляемся к уже настоящей станции такси. Очередь движется достаточно быстро, подезжает наша машина, загружаемся, показываем водителю распечатку с названием и адресом гостиницы …

Первая незадача – с чего это мы решили, что китайские водители такси, даже работающие в аэропорту, умеют читать по-английски?! Это была необоснованная наивность – несмотря на чистые машины, белые (шелковые?) перчатки, и вполне нормальный стиль вождения, иностранными языками они не владеют. Наш по крайней мере не владел.

Пять минут разговора с диспетчером, два телефонных звонка – и мы куда-то едем.Время для путешествия оказалось не очень удачным – шесть часов вечера – самый разгар вечерних пробок. Тащимся часа полтора до нашего отеля на третьем транспортном кольце.

На рецепции две китайские девушки минут по десять ищут въездную китайскую печать, и долго не могут понять из какой страны мы приехали. Уровень их (не)знания английского просто поражает. Все-таки они как-то справляются, вносят наши имена в громадных размеров книгу посетителей, и тут начинается часовая драмма в двух действиях под названием “посылка для мистера Литмановича”. Если кратко – все дело в том, что я заказал себе в Гонконге солнечные очки на адрес пекинской гостиницы, и даже получил мейл от хозяина магазина о том, что они доставлены.

Кроме этого, именно в отель нам должны были прислать железнодорожные билеты и пермит на посещение Тибета, а посему стоило решить вопрос получения почты как можно быстрее. Не помогло ничего – говоришь им: «Do you have a parcel or letter for Mr. Litmanovich?”, они – хихи-хаха. Начинаешь пантомиму – кулаком себя в грудь – я мистер Литманович, у вас есть для меня письмо, изображаешь в воздухе конверт. Хихи-хаха, очень смешно у вас, мистер фаранг, получается. Поняв, что далеко так я не доберусь, приступаю к другой тактике: жестами прошу бумагу и ручку. Хрен вам. Расклад понятен, забираю у них бумагу и ручку. На бумаге рисую конверт. Эврика, ситуация начинает сдвигаться с мертвой точки – китаянка выдает мне пустой конверт. Пишу на нем – Litmanovich, подношу к груди, я – Литманович, отдаю ей конверт. Ура – она берет конверт, читает написанное на нем, и идет к компьютеру.

Впрочем, что-то в этой ситуации меня смущает – гостиница не столь велика, даже нас они вписывали в свои ксивы вручную, неужели у них стоит электронная система учета корреспонденции?

Рома смотрит на экран и окончательно меня обламывает– сообщив что милая девушка зашла на сайт www.translate.cn, и пытается перевести с английского на китайский слово «Litmanovich». У меня истерика.

Минут через двадцать нашего неослабевающего натиска, они звонят кому-то, приятный женский голос в трубке спрашивает: «How can I help you?”. Медленно и с чувством обьясняю что жду посылку, ее прислали на адрес гостиницы.

В трубке пауза. «Sorry, I don’t undersand». Считаю про себя до пяти – это нелегко – спрашиваю: «What you don’t understand?»,получаю в ответ: «Sorry, I don’t undersand». Еще пять минут задаю наводящие вопросы, но ответ не меняется. Тут до меня доходит, что английский словарный запас этой девушки состоит в аккурат из вот этих двух фраз, а посему я зря теряю время. Вешаю трубку.

Еще через полчаса они таки находят по телефону кого-то кто прилично знает английский, я обьясняю ему что жду посылку, отдаю телефонную трубку в ресепшен, он им переводит, девушка идет к соседнему столику, на нем лежит одна-единственная посылка, на ней крупными буквами написано Litmanovich, берет ее и отдает мне. У меня снова истерика.

Едем на такси в город, обсуждаем ситуацию с Ромой и Аленой. Приходим к выводу: “дело не в том, что они не знают английский – они просто тупые”. Чуть позже был рассмотрен вариант с совершенно различными ментальностями и культурными кодами, но бритва Оккама заставляет меня все-таки тяготеть к первому выводу.

Кстати, общение с таксистами в Пекине было несложным – проезд на площадь Таньаньмэнь обозначался тыканием в фотографию мавзолея Мао в путеводителе, проезд обратно – по визитной карточке гостиницы.

Поздний вечер, народу на самой площади уже немного, преобладают дотошные продавцы воздушных змеев различных форм и цветов, всяческих открыток, и наручных часов с портретами великого председателя Мао.

На переходе через дорогу неожиданно многолюдно, подходим поближе и видим два отряда пионеров
марширующих по пешеходной” зебре” туда-обратно. То-ли к олимпиаде готовятся, то-ли юные китайские пионеры ночами дисциплину тренируют за неимением более интересных занятий.

Стрелка часов неумолимо приближается к девяти, самое время поужинать – Рома уверенно ведет нас по проспекту с непонятным названием, мы в принципе движемся в сторону гостиницы, но пешком до нее хрен дойдешь – третье транспортное кольцо это все-таки не центр города. Подходим к громадному ресторану, Рома говорит что именно здесь подают знаменитую пекинскую утку по тому-самому, оригинальному, освященному веками рецепту.

Размеры заведения поражают – в нем пять-шесть этажей, на каждом из них около сотни столиков, за ними – буквально тысячи уткоедов. Впрочем, внутрь этого кулинарного комбината нас не пускают – ресторан уже закрыт. Приходится искать какую-нибудь забегаловку по соседству, находим прилично выглядящее заведение, заходим внутрь. Знание английского у персонала не ахти, но они умудряются понять нас настолько чтобы принести меню с английскими наклейками. Заказываем какое-то неимоверное колличество еды, обращаем внимание на китайцев за соседними столиками – похоже, что у них в принципе отсутствует культура кулинарного индивидуализма – у каждого из гостей ресторана есть своя тарелочка, иногда с рисом, иногда без – но все блюда подаются на «общак» –для совместного поедания. Заказывать логичное колличество еды не принято – это считается признаком бедности и жадности, поэтому соседние столы просто тонут в мисках,тарелках и тазиках набитых овощами, мясом и рыбой – во всех их возможных формах…

Выходим из заведения часа через два с плотно-плотно набитыми желудками, только-только собираемся ловить такси, как навстречу нам выбегает мужичок с большим черным портфелем и ручным фонариком. «Watches-Watches» – говорит он, я изъявляю готовность посмотреть, мужик раскрывает баул и демонстрирует товар. Не слишком привлекательный , надо отметить. Качаю головой, иду дальше. Китаец не успокаивается, говорит: «Automatic watches». Я снова проявляю осторожный интерес, мужик показывает десяток вполне симпатичных часов – в том числе вполне милые Omega и Breitling. Просит по 300 юань (сорок баксов) за каждые. Малехо торгуемся. Покупаю-таки и те и другие. Цена вопроса – пятнадцать долларов. За обе пары.

Возвращаемся в гостиницу, Рома и Алена идут спать, я еще часик шатаюсь по окрестностям – к сожалению центр города слишком далеко, а этот район не представляет особого интереса для туристов – не слишком опрятный азиатский базарчик с фруктами, непонятного вида шашлыками на огне, и круглосуточно открытыми чайными и массажными кабинетами.

День 2
Спускаемся в лобби гостиницы на завтрак. И здесь тоже все не как у людей –
ни чай, ни кофе в утреннем буфете нашего отеля не предусмотрены, зато предусмотрена какая-то молочная каша, кукурузные початки, и милиционеры на каждом углу здания. Впрочем они-то к еде никакого отношения не имеют. Снова спускаемся в лобби, узнать не принесли-ли нам билеты на поезд. Вчерашняя сценка повторяется в укороченом варианте, кажется билетов еще нет, но гарантии, понятно, никакой. Решаю позвонить в наше турбюро в Тибет – узнать что и как. Набираю полный номер агенства – +86 и т.д. – автоответчик говорит: “неправильно набран номер” на китайском и английском. Пробую еще три-четыре варианта набора – те-же яйца, вид сбоку. Но не зря-ж мы на работе телекоммуникациями занимаемся – звоню из Китая в Тибет через Израиль. Директор турбюро говорит, что и билеты и пермит будут после полудня, и мы со спокойной душой едем к экскурсионному бюро на площадь Таньаньмэнь. Сегодня будний день, а посему единственный участок стены на который есть организованная экскурсия – “народный” Баолинь. Экскурсовод постоянно вещает о чем-то на китайском, приходится воткнуть наушники поглубже, да поставить музыку погромче – чтобы не отвлекала своим чириканьем. Мирно дремлю большую часть дороги – впрочем там все равно ничего интересного не видно. Пекин очень большой, людей в нем меряно-немеряно, но природа – вполне обычная,а надписей на английском практически нет. Приезжаем, наконец, на место. Вдруг оказывается, что экскурсовод вполне прилично знает английский – она подробно обьясняет нам где будет стоять наш автобус, и что обязательно надо вернуться к нему не позже трех – иначе уедут без нас. Быстренько обходим искомый кусок стены, минут на десять заглядываем в сувенирную лавку – и вот уже пора двигать обратно к автобусу, время поджимает.

Возвращаемся в Пекин, на часах половина пятого – а значит самое время для второй попытки пробраться во вчерашний “утиный” ресторан. Внутри – настоящий конвейер по переработке бедных водоплавающих. Сам я утку не ел, мои спутники особого кулинарного восторга не выразили, но надо отдать должное дирекции заведения – зрелище несомненно захватывающее.

Удовлетворив кулинарное любопытство, мы едем в гостиницу, забираем оставленные там сумки – и, о чудо, без лишних слов все те-же самые вчерашние девицы выносят нам заветный конвертик с необходимыми документами . По-быстрому закупаемся в супермаркете и едем на вокзал. Просто так граждан поднебесной на перон не пускают – есть специальные залы ожидания для каждой платформы, и отдельный зал для пассажиров купе – мы были уверены, что у нас плацкартные билеты
и соответственно ждали вместе со всеми.

Поезд Пекин – Лхасса состоит из четырех типов вагонов – сидячие места (по три кресла в ряду с каждой стороны от прохода, похоже на самолет – но места для ног все-таки побольше), купе (эти места еще называются soft sleepers) – полки на четырех человек, на каждого – свой телевизионный экран, краники подачи кислорода и прочая никому не нужная роскошь, и, наконец, плацкарт (другое название – hard sleepers) – то-же самое купе, но в нем шесть полок вместо четырех, и нет дверей.

Если честно – то и в плацкарте вполне можно нормально ехать. Так что при выборе – ехать плацкартом, или не ехать вообще – советую ехать 🙂

В каждом вагоне поезда по два туалета – европейский и китайский (последний – это который дырка в полу, если кто не в курсе). В самом Китае (и в Тибете соответственно) даже в очень приличных заведениях общественный туалет будет состоять из вышеупомянутой дырки. В гостиницах, впрочем, все обстоит гораздо лучше – туалет у вас в номере скорее всего будет нормального, европейского типа.

Нам все-таки сумели достать купейные билеты, мы наскоро ужинаем и ложимся спать.

5 Comments

Leave a Reply